Cюрреализм и абстракционизм

    В период увлечения сюрреализмом Константин Васильев создал несколько работ этого направления живописи. Наиболее яркими из них по праву считаются "Апостол", "Струна" и "Вознесение" . Можно по-разному "читать" эти работы, но во всех трех прослеживается религиозная тема. Эти работы - попытка художника выразить свое отношение к бренности человеческого бытия.

     Картины "Апостол" и "Струна" условно полярны. Они разделены на две смысловые части. В "Апостоле" это фигура женщины, которая является началом всего темного и светлого на земле. Одна рука ее лежит на боевом мече, а другая безвольно опущена. В центре картины - разрушенный Колизей, олицетворяющий бесконечную смену цивилизаций. Третьей, дополнительной частью этой работы можно назвать апостола, читающего книгу бытия.

     Композиция картины "Струна" строится совсем иначе. Здесь художник делит полотно по диагонали. На стилизованной струне изображены сложенными в знаки гвозди, обозначающие: Иисус Христос, запятая, двенадцать апостолов. С небес, объятых пламенем человеческих страстей, спускается ангел и листает книгу бытия. Голова в терновом венце, также объятая пламенем, погружается в бездну. И колокол, за которым тянется огненный шлейф, звонит по каждому из нас. На другой части картины изображена виолончель без струн. Она лишена голоса. Есть только внешняя форма без внутреннего содержания, а значит существование такой формы просто лишено смысла.

     Сюрреализм Васильева - это не фантастическое искажение действительности, а реалистическое видение всей сложности и целенаправленности движений и чувств. Видимо, Константин внутренне оставался верным присущему ему реализму в живописи. Реализм всегда соседствовал у него с экспериментом.

     Абстрактные композиции Константина Васильева также своеобразны. Казалось бы, абстракционизм размывает формы, но в эскизах Васильева резко закреплялись необычайные геометрические и световые формы. Показательна в этом плане работа "Квартет". Она была написана под впечатлением Седьмого квартета Шостаковича, который Константин часто слушал после смерти отца.

     Композиция, выполненная тушью и белилами на серой тонированной бумаге, построена на довольно отвлеченных, резких, нервных формах, в которых можно угадать струны, пальцы скрипача, искаженный рыданиями рот. Эту работу нельзя считать иллюстрацией к Седьмому квартету Шостаковича, но она как бы вырвана музыкой из страдающей души художника.